Всероссийский конкурс «Мы победили в той войне».

Обучающиеся Чернобай Артур (группа 1СЭУ9-1, работа «Великий лётчик») и Шлома Артур (группа 1М9-1, работа «Вернулся») приняли участие во Всероссийском конкурсе творческих письменных работ «Мы победили в той войне», посвящённом 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Конкурс организован ФГБОУ ВО «Саратовским государственным техническим университетом имени Гагарина Ю.А.». Поздравляем ребят!

Чернобай А., гр.1СЭУ9-1

Великий лётчик

Мечтою с детства ты горел

Летать меж облаков,

И к облакам взлетел,

Чтоб истребить врагов.

Великий лётчик в небе виден.

Стальную птицу оседлав,

От глаз он вражеских там скрытен.

И слово страх ты там не знал.

И если немец тебя видит,

Он в рацию кричит,

Что Покрышкина он слышит

И за ним летит.

Но от вражеских ты пуль

Уклонялся быстро,

На тебе ранений нуль,

А на враге их триста.

За звездой звезда горит

На твоем борту.

Красным пламенем сожжёт

Всю немецкую струну.

Голубую линию

В небе ты прорвал

И станицу Крымскую

Нам отвоевал.

Светит небо синее,

Будто лазурит,

В нашей памяти тебе

Памятник  стоит.

 

Шлома А., гр.1М9-1

 Вернулся

«С чего б начать?» – спросил себя я,

Но не успел и приступить,

Как старая моя бабуля

Рассказ решила свой начать.

Рассказ тот был о старом друге,

О деде хиленьком моём.

Не понял я, зачем подруге

Рассказывать кому-то о человеке вот таком.

Себе сказал я: «Ну не суть…».

И снял наушники, чтоб впредь

Ловить историю, как в сеть.

Ах, каков же был её рассказ…

Так вот вам краткий пересказ:

«Был он молод,

Лет так двадцати пяти,

Не брал его даже холод,

И любил он до последней пяди

Землю-матушку свою.

Пахал он поле в сорок первом,

Вставал, когда вокруг было темным-темно,

Даже когда жизнь его била, будто кнутом,

«Воевал» он на поле с ничуть не уставшим лицом.

Но вот внезапно грянул гром,

И он торопится на фронт.

Какой же я устроила погром,

Но не смогла я удержать его, и вот –

Идём вдвоём за горизонт.

Помню, как сейчас,

Шпалы, рельсы, первая платформа,

Поезд отходит ровно через час.

На нём уже надета униформа,

Я молю бога, чтоб от смерти тот его упас,

А на душе моей шторма бушуют.

И вот наконец тронулся состав.

Я понимаю, что не увижу его боле,

Начинаю к окну его бежать, чтобы

Потом не корчиться от боли

Из-за того, что не хватило силы воли

Проститься с ним в последний раз.

Следующие два года жила я от письма до письма.

До сих пор помню, как с волнением бежала на почту,

А рядом с нетерпеньем вертелся братик мой, Кузьма,

Под вечер приду и вместе с ним письмо прочту».

Бабуля в воздухе размахивает письмецом.

«Вот пишет он, да не пойму о ком.

А, об Олеге Костромском,

Товарище своём хорошем, боевом.

Был Олежа отличным воином,

С кадетства он отечество любил,

Хорошим был бы полководцем,

Но командир его наш невзлюбил.

Видно, чем-то он ему не угодил.

От обиды горькой, тот расстрелять его велел.

После потери друга, дед немного погрустил,

Водицы огненной попил,

Цигарки новые купил

И к благому делу снова приступил.

С сорок первого по сорок второй

Он воевал как истинный герой,

Чуть ли не в каждой битве жертвовал собой.

Правда, не везло ему порой.

Помню, как-то из-за карты старой

Подорвался на минном поле его строй.

Но, жив остался мой герой.

И вот – идёт «домой»,

Как тигры старые на водопой,

Вот только не хватило силы,

И он упал туда, куда бросали вилы.

После врачи с ним крутились рядом,

Полево-госпитальным отрядом, спасая его.

Вернулся он на фронт обратно, несмотря на раны,

Хотя врачи его не отпускали,

И только в сорок третьем погнали его за меридианы,

Где из семи бойцов отряд сапёрный сформировали.

Служил он в том отряде ровно три месяца,

За это время подорвал он тринадцать составов,

Но одной ночью, под светом полумесяца,

Небо, покрывающееся стаей облаков,

Предрекало роковую, ужаснейшую неудачу, –

Набрёл на них немцев патруль,

Всех перестреляли и взяли его с собою в придачу.

Письма не приходили,

А я всё ждала и ждала,

«Он погиб», – все говорили,
Но я была абсолютно уверена,

Что он здрав и жив
И сохраняла позитив.

Наступило трудное время,

Красная армия переходила в контрнаступление.

Я устала нести это бремя.

Как вдруг после очередного прорыва случилось его вызволение.

Он сразу отправил письмо мне домой,

Помню этот момент, как будто это было только вчера:

Наконец получила его почтой,

На глазах от радости накатилась слеза, читаю, написано:

«Прибуду ноль восьмого ноль пятого».

Вдруг кто-то постучался в дверь, а я смотрю – за крыльцом

Стоит он. Открываю, а на пороге том

Бледный, худой, с замершим, но радостным лицом

Он. Я сразу кинулась к нему и обняла.

Прошло уж столько лет, но навсегда запомнила,

Что я ему тогда шепнула:

«Вернулся».

Надел я вновь наушники

И к трудам своим вернулся,

Но вспомнил я и ужаснулся:

Бабуля-то уж год мертва.

Это её уставший глас

И седина прекрасных влас

Зачем-то мне причудились сейчас.

Но понял я, к чему бабуля Аня

Мне рассказала это:

Чтоб чрез меня

Она стих этот написала

И нам всем рассказала

О подвиге героя своего.